01:08 

Неочевидное продолжение к рэндому

Когда-то много лет назад, когда Мифомания и её гостиная жили и цвели, а не пылились в архиве, я поиграла с хорошими людьми в упивающихся смертью, а потом некоторое время пыталась их писать, потому что идеи и вдохновение душили. Задушило меня в результате другое, но попытки выразить напридуманное до сих пор лежат нестёртыми по разным папкам.

И вот не так давно (то есть прошлой осенью) я съездила на Хогвартские Сезоны, посмотреть наконец, что же там такое курят, и съездила именно что дитёнком в Слизерин. Вернувшись и как-то перечитав мифоманские заметки, я задалась вопросом: что такое в образе Слизерина закопано? Ну вот придумала Роулинг что-то, что именно, никто кроме неё не знает, в книгах, прямо скажем, там сплошь картонные злыдни без ничего в смысле содержания. Фэндом трактует этот факультет (как, впрочем, и другие) весьма вольно и разнообразно (хотя определённые типы фэнона, разумеется, есть). Но почему на ХС я увидела тоже самое, что получалось из историй на Мифомании? Не то чтобы это очевидным образом следовало из книг, и не то чтобы это был самый распространённый фэнон, на сколько я могу судить...

Ты знаешь, я всегда полагал, что во всём должен быть порядок. Всё должно быть чётко и ясно, с определённой структурой, со своим началом и концом. Наверное, это называется юношеским максимализмом – не знаю, никогда не понимал этого деления – что есть юношеский и взрослый? Не уверен, что мы когда-то были детьми или подростками.
Так вот, про начало – это такая неуловимая вещь, начало. Когда пытаешься размотать клубок событий и лиц, и понять, с чего всё началось, почему всё так закончилось? Странно, конец, в отличие от начала, всегда очень легко найти. Порой слишком легко.
Говорят, всё началось ещё в середине прошлого века, когда был создан Орден Вальпургиевых Рыцарей. Другие считают, что причины нужно искать в истории гибели великих Домов; Анна, например, какое-то время интересовалась Домом Марволо и тем, каким образом они умудрились не оставить после себя ничего кроме бастарда-полукровки. Впрочем, потом – по очевидным причинам – поиски пришлось прекратить.
Ещё кое-кто говорит, что началось всё с убийства Гриндевальда: мол, свято место пусто не бывает, а то, как он погиб из-за своей готовности идти на компромиссы, не обсуждал в гостиной Слитерина только ленивый – помнится, мы с Делакруа не раз спорили о деталях этой истории.
Можно вспомнить и повальное увлечение мистицизмом и забытыми Путями – Розье, скажем, находил это очень смешным, и не упускал возможность поиздеваться над любым, поднимавшим эту тему, включая Уилкс и Снейпа… Впрочем, при Белле он всё же помалкивал.

Но это всё не то – и не о том.

Я перебираю остатки воспоминаний – те, которым вы позволяете прийти; те, что вам не по вкусу. Их поразительно много. Надо думать, я плохой источник пищи. Вряд ли Белла лучше; боюсь, с нами вам не так вольготно, как с теми, что сидят этажом выше.
Я листаю память, как книгу – нет, как журнал, из тех, что печатают статьи по частям, с обязательным «продолжением в следующем номере».
В сущности, её поразительно мало: не так много воспоминаний накопишь за двадцать лет жизни; если подумать, она вмещает слишком многое – нельзя столько знать, когда тебе лишь двадцать два. А пять лет в этих застенках… Комментарии, никак не часть основного текста книги.

Многое в достоинстве человека, в его «я», в его репутации – от его alma mater. Старшие Дома Британии всегда отдавали своих детей в Хогвартс; традиция сохранилась даже в наше время, когда Домов практически не осталось, а школа оказалась полна магглокровок и сквибов. И тогда, в сентябре 1970 года, среди дрожащих от страха детей в Главном Зале стояли несколько абсолютно уверенных в том, куда именно их распределят – как некогда их предки. Нас было десять, десять новых учеников Слитерина…

Как мы сразу же выяснили, среди нас оказались «выскочки» – и мы не досчитались пары «своих». Северус Снейп, подумать только – сын ремесленника, и Эван Розье – кто мог ожидать, что этот мямля попадёт к нам? К тому же всех поразил Сириус Блэк – Наследник Дома Блэк, и вдруг в Гриффиндоре! Неловко вышло с Лайонелом Забини, оказавшимся в Рэйвенкло: тоже вроде Наследник, но все давно понимали, что ему дорога к Воронам. Что ж, по крайней мере, не Хаффлпафф, и на том спасибо.
Определённое удивление вызвало и появление Анны Уилкс. Да, она Наследница Дома, единственный ребёнок Лорда Турлоу – это все знали, но никто точно не помнил, сколько ей лет, так как Уилкс любил путешествовать и, как следствие, никогда не появлялся в наших кругах, так и не представив свою дочь свету. Злые языки поговаривали, что дело тут ещё и в сомнительном происхождении матери Анны, умершей, на счастье Дома, родами. Никто так и не мог точно сказать, была ли Луиза Уилкс магглокровкой, сквибом или и вовсе магглой, что не мешало всем рассуждать про ужасающий мезальянс.

Было очень странно смотреть на других детей, особенно на тех, кто угодил в Гриффиндор или Хаффлпафф – как они все возбуждённо переговаривались, знакомились, радовались своему распределению… Рэйвенкло частично друг друга знали, да и просто спокойнее относились к новому: как к естественному и требующему скорее вдумчивого обсуждения, нежели нервной болтовни.
В отличие от них, мы все знали друг друга; кроме Снейпа и Уилкс, по очевидным причинам. Три Наследника – я, Делакруа и Нотт, второй сын – Эйвери и выскочка из новых, Розье, а также близнец Аларика Делакруа, Алина, кузина Сириуса, Нарцисса, и моя троюродная сестра, Ирма Руквуд.

Мы сидели в одних и тех же ложах в театрах, и к нам приходили одни и те же преподаватели; свои первые палочки мы с Делакруа получили одновременно, а Нотта я в первый раз вызвал на дуэль, когда нам было по восемь. Я был обязан танцевать с Ирмой хотя бы раз на каждом из приемов, устраиваемых моей матушкой, а Нотт слонялся у стен, когда нельзя было пригласить Алину. Мы постоянно встречались в магазинах и на квиддичных матчах; мы вместе старательно соблюдали тишину на обручении отца Ирмы с его второй женой и вместе дразнили Розье, когда взрослые нас не видели…
Мы прекрасно знали друг друга, школу, и всю нашу жизнь на ближайшие десять лет. Вернее, нам так казалось.
Естественно, в наши планы не входило общение с ремесленником Снейпом и выскочкой Розье. В общем-то, мы не очень понимали, как себя вести с Уилкс.

Так что мы вежливо здоровались друг с другом каждое утро, старательно защищали свои вещи от потенциальных врагов, смеялись над неуклюжими гриффиндорцами и хвастались оценками.
И пропустили начало конца. Первокурсникам позволительно не уметь предсказывать последствия остракизма, не правда ли?

@музыка: всё та же

@настроение: омммммг

@темы: мир-контекст, фразы, состоящие из слов

URL
   

Lokapala's

главная